Алиса Эванс: бруцеллез, или почему мы пастеризуем молоко