Наконец, Спиннер, который мы можем любить