Мать Всех Демос, 50 ​​лет спустя